+ -
+14

 Бхагавата - это диалог между человеком, обреченным на смерть, и великим святым, готовящим этого человека к встрече со смертью. Все мы приговорены к смерти; наши сердца, как гулкие барабаны, мерно отбивают нам погребальный марш до самой могилы. Одни приходят к ней раньше, другие - позже. Мы нуждаемся в совете великого святого, чтобы он подготовил и нас ко встрече со Смертью и указал нам горизонты, простирающиеся за ней.
--------------------------------------------------------------------------------


-Вот смотри!  Вот Советская и перекрёсток ... Посмотри внимательно!
 Открой бумажку и прочти! Я же за рулём … Читай! Блин точно… Сейчас тюкну
кого-нибудь… Сам смотри… Мы здесь и стоим…  А, как салон называется?
- Нет тут такого...  Я уже всё посмотрел… Вот большая аптека… Вот магазин штор, банк и ещё салон-  «Шторы из Турции»… Телефон ты его записал? Тоже нет! Ха, приехали… Пёрлись через весь город и прибыли… Поищи, может вспомнишь!
- Да, ищу уже…
        Напряжение росло. Поездка к мануалу, явно не удаётся и время потеряно. Начинает накрапывать дождь и назначенное время уходит на глазах… Опоздание на три минуты… Пять… Десять… Двеннадцать…
- Ну и что…??? Нашёл?

+ -
0

Пусть будет чуть-чуть смешно... Включаем воображение...

 

Про доктора Женю

 

Дежурство в больнице. Глухая зимняя ночь после суматошного дня. Три часа полуночи. Хорошо подогретые друзья привезли разухабистого и столь же тёплого братка прямо с шумной вечеринки. Крутой, весь в цепях и наколках, браток, привыкший, чтобы его красиво обслуживали, жалуется на животик. Ведёт себя безобразно: куражится, хамит, матерится, закидывает ноги прямо на стол. Медсестра на грани слёзной истерики. Звонит хирургам. Дежурит Доктор Женя. 29лет, хирург, рост 190см, вес 120кг.

Телосложение: ОЧЕНЬ крепкое. Стрижка под ноль. Характер: спокойный, уравновешенный, надёжный товарищ, добрейшей души человек.

Далее со слов Доктора Жени:

" Пришёл с экстренного грыжесечения. Замучился в доску. Добрёл в дежурку, свалился на кушетку и моментально отключился. Оглушительный треск телефона во тьме. Вскочил на прямые ноги. " Хирурга - в приёмное, срочно!!!" Нашарив в темноте тонометр, повесил его на шею и на автопилоте отправился в смотровую".

Распахивается дверь, и Доктор Женя влетает в приёмное. Останавливается напротив "клиента" и хриплым со сна басом вопрошает:

- Что беспокоит??

Браток меняется в лице, улыбочка сползает с его пунцового лика:

- Да ничего, доктор, извините, уже всё прошло.

Доктор Женя издаёт вопросительный рык. Браток застёгивает кожан, приобретает совершенно приличный вид и бочком - бочком, по стеночке пробирается к выходу:

- Извините за беспокойство, до свидания!

Исчезает за дверями, с улицы доносится рёв стартующего "бумера".

Все в недоумении глядят друг на друга, потом на Доктора Женю. Персонал хватается за животы и начинает дружно гоготать.

Доктор Женя: в истерзанном хирургическом костюме, с помятой мордой и налитыми кровью глазами. На бычьей шее, спускаясь на мощную грудь, висит толстая, в палец, цепь с образом Николая Чудотворца и ......... КИПЯТИЛЬНИК!!!!!

+ -
+18

От редактора: Карлсон 966 известен нам циклом фотографий в рубрике "Уличные арт-объекты". Теперь он представляет нам свой рассказ, в сопровождении иллюстрации другого нашего автора, художника Игоря Соло.

 

Про счастье


Унылая пора, очей очарованье… О чём это я? Это же не моё! Блин, лезет в голову… Лучше вот это: Мороз и солнце, день чу… Это же опять не моё! Что же это такое, как соберусь что-нибудь написать, так в голову ничего своего… Тут ещё эти крики в коридоре… Что там ещё случилось? Выйду, посмотрю, всё равно весь день псу под хвост… Вышел. Соседи толпятся, торопятся куда-то, галдят…Что-то привезли…Бесплатно…Всем дают…А что

именно? Кому – всем? И где? Сейчас, тёть Валю поймаю и расспрошу. Она всегда всё раньше всех узнаёт. Всё. Узнал. Торопится, рукав вырывает, боится не успеть… Счастья привезли немерянно! И всем желающим раздают… Кому сколько надо. Мол, указ президента и премьера… А мне некогда! Писать надо! Попросил тётю Валю на меня взять. А сам писать сел… Но никак не пишется! Всё думаю: а вдруг не хватит? А вдруг тёте Вале на меня не дадут? А вдруг дадут, да она не донесёт? Или донесёт, да решит себе оставить? Нет, решил, нужно самому идти… Всё равно писать не получается… Всё, решил – значит иду. Оделся, обулся… А куда идти? Где это самое счастье раздают? Решил, выйду на улицу, там посмотрю – куда народ, туда и я пойду… Вышел. Народ в сторону горисполкома валит… Значит, и мне туда… Только собрался идти вместе со всеми, слышу – девочка плачет… Нет, сначала я услышал, что кто-то плачет, и лишь потом увидел, что это девочка лет восьми – девяти… Подошёл к девочке… Она плачет, а сама кутает в свою курточку маленького мокрого котёнка (а на улице ноябрь! Холодно и мокро!)… Я подошёл, спросил, что случилось.
- Мама не разрешает котёнка домой взять – всхлипывая, ответила девочка. - А он ма-а-аленький! Он зимой замёрзнет! Он есть хочет!
Ну что тут делать! И девочку жалко, и счастья хочется…
- Ты где живёшь? - спросил я девочку.
- В том до-о-оме! – ответила девочка. Показывая на соседний дом…
- А мама где?
- За сча-астьем ушла-а! – не переставала всхлипывать девочка…
Блин, так и мне за счастьем надо… А куда девочку с котёнком? И сама она уже замёрзла… Ладно, решил я, отведу к себе, покормлю котёнка, а потом и за счастьем схожу… Всё равно там народу много, весь город… Пока очередь дойдёт…
- Давай сделаем так: мы с тобой сейчас отнесём котёнка ко мне, покормим его, а потом посмотрим, что с ним дальше делать. Идёт? – спросил я девочку.
- Мне мама не разрешает с незнакомыми людьми общаться! – ответила девочка.
-Так давай познакомимся! – сказал я девочке. - Тебя как зовут?

+ -
+25

Алексей КОНДРАТЬЕВ

 

 

      Есть такая легендарная одесская песня — «На Дерибасовской открылася пивная».

На мелодию аргентинского танго. Все, конечно, ее слышали. Есть разные варианты ее

текстов. Я помню тот, который знал, когда сам жил и служил в Одессе. И ходил в ту

самую знаменитую пивную на Дерибасовской. Она называется «Гамбринус». В честь

фламандского короля, которому приписывают изобретение пива.

 

У этой пивной славная история. Говорят, раньше она была таверной в порту, и там играл на скрипке никто иной, как сам Яша Хейфец. Он там подрабатывал — нищий консерваторский студент... Яша давно знаменит по всему миру. А в Одессе про него до сих пор анекдот рассказывают.

— В цирке эквилибрист строит пирамиду — ставит на арене стол, на него стул, на него другой— вверх ножками, на него еще один... Влезает, балансирует, становится на голову и играет на скрипке.

Одессит поворачивается к жене и говорит: «Чтоб он бы Яша Хейфец — так нет!..»

 

***

Я очень люблю Одессу. Оперный театр — откуда я не вылезал, Французский бульвар, где гулял с девушками (спозвольте причепиться!), памятник Пушкину (с таким шнобелем, будто он сам побочный сын мадам Алёшкер,тети Песи), памятник Дюку (Дюкерману, как ласково называют герцога Ришелье, своего первого губернатора, одесситы), Графская Лестница (ровно 192 ступеньки, сам считал, и не один раз), морвокзал и порт, Привоз, Новый Рынок, Молдаванка, Пересыпь (вы знаете, что это железнодорожный мост?). Лузановка, Куяльник, Хаджибей... Большой Фонтан... Советской Армии, по которойходит трамвай до вокзала...

— Скажите, этот трамвай идет до вокзала?

— Да. Но сейчас он идет в другую сторону. Вы хоть сядьте туда лицом...

Национальность —одессит, социальное\происхождение —одессит, образование— одессит, профессия — одессит, род занятий — одессит...А одесские средства массовой информации! Голос Привоза, Правда Нового Рынка...

— Где костюмчик отхватил?

— Да... В Париже.

— А далеко это от Одессы?

— Да верст тыщи три будет...

— Смотри, какая глушь — а шьют неплохо!

Сколько можно рассказать про Одессу...Никакой заграницы не надо. У нас дома есть все. И гораздо больше. Одна Одесса имеет многих таких вещей, каких не имеют другие города. Я знаю одесситов, которые много лет прожили за границей,а потом вернулись в Одессу. Я бы и сам туда хоть пешком ушел. Будь на то моя воля... И поселился бы на 16-й станции Большого Фонтана. Там жила моя любимая девушка... Софочка Цубербиллер. С тех пор в графе анкеты «Девичья фамилия» я всегда честно пишу: Цубербиллер.

 

***

Она действительно была девушкой. До знакомства поздним вечером на Греческой площади с сержантом морской пехоты, возвращавшимся из увольнения. Софу хотели ограбить. Думаю, пожалели, что родились на свет. Я проводил девушку домой и загремел на губу за опоздание из увольнения. Потом ее мама , мадам Циля, готовя форшмак, говорила мне с характерным одесским акцентом:

— Алеша, выгляни в окно, посмотри —или погода на улице хорошая?

А я, когда приходил, стучал в дверь (которая, впрочем, всегда была открыта) и вежливо спрашивал:

— Разрешите вломиться?

А старый Шмойл Цубербиллер, отец Софки, уважаемый человек — на весь Большой Фонтан известный портной, —который всем шил костюмы элегантней, чем у лорда — доставал бутылку самогона, купленного на Привозе, и ворчал:

— И это солдат! Я интересуюсь узнать— кто тебе не позволяет ворваться и забрать в плен нашу Софку! Я интересуюсь узнать — это солдат или кто?! — и наливал нам по стопке под шкар (греческое рыбное блюдо), который нам подавала тетя Циля, которой я целовал пухлую руку, пропахшую рыбой, луком и чесноком. Я вам не скажу за всю Одессу. Вся Одесса очень велика.Но в этой семье я был официальное лицо. И все соседи меня уважали, когда я приходил в черной форме с блестящими знаками отличия — военный специалист 1-го класса, отличник Советкой Армии, воин спортсмен...С золотыми буквами «Ф» на погонах, тельняшке, которая была видна между отворотами куртки, заправленной под ремень с надраенной пряжкой, черном берете с золотой кокардой и красным флажком сбоку и надраенных до зеркального блеска морпеховских полусапогах...

 

***

Это ж надо знать, что такое одесский двор. Там же живут вместе поколениями. И секретов никаких никогда не было... И нет. И не надо. А одесский юмор... Грустный...

— Вы будете сме-яться, но тетя Хая таки померла... Я ж говорил — вы будете смеяться...

А переживают друг за друга...

— Мадам Цудечкис, вашу Двойрочку вчера молодой человек провожал!.. Так этот уже будет получше других!

 

***

Меня все любили. И я их тоже. Но я ушел на подводной лодке, и даже не успел попрощаться, а Софа прождала год, решила, что дело швах, и вышла за одного маримана. И ушла с ним на судне буфетчицей.

Папаша Шмойл и мамаша Циля плакали, когда я вернулся. Все соседи пришли поздороваться... И по-сочувствовать... И выпить с нами самогону...Молдавской цуйки...Украинской горилки домашней... Соседки— украинки, русские, гречанки, еврейки, молдаванки, гагаузки — принесли, кто что настряпал... Это был грустный праздник. Но настоящий одесский... На весь двор...

Много стран и городов я с тех пор объездил... Да так, в сущности, и остался одесситом... 


На Дерибасовской открылася пивная

 

 

Опрос

Считаете ли вы компоновку и тематику сайта оптимальными

Другие опросы...