+ -
0

Ровно в полночь сова взлетела на самую ближнюю к небу ветку дуба. Уселась. Посмотрела по сторонам. Где-то там далеко внизу в траве танцевал румбу светлячок. "И с чего бы это он так отплясывает?"- подумала она. Пригляделась. На спящем васильке хлопала во все лапки божья коровка. "Так-так..Любовь намечается."- сказала сова. Вдруг до нее долетело: "Не ходил бы ты за мной волк, ни к чему это, мне другой нужен". " Так-так... Нелюбовь образовалась",- вздохнула сова. "Спи , сыночек маленький",- донеслось откуда-то справа снизу..." Так-так... Опять кузнечики не могут уложить своих неугомонных малышей", -подумала сова и покачала головой. Потом друг внезапно запрокинула голову и улыбнулась. Улыбнулась и сказала

-Так-так,я заждалась тебя
-Улыбнись еще...

 

Продолжение под кнопкой "Подробнее"

+ -
+20

     Корова плюхнулась в море. Тысячи больших и маленьких капелек летели над ней.Брызг было так много, что корова даже зажмурилась от удовольствия.Но всего на секундочку. Ей очень хотелось видеть этот танец капелек воды. Ведь это было в ее честь, для ее радости. И она радовалась. Даже, правильнее сказать, осчастливливала себя этой радостью. Получалось чудесно. Да-да, именно об этом чуде Ингрет, а так ее зовут, мечтала несколько лет. С того момента как однажды услышала, как ее хозяйка говорила мужу, что море - это чудо, что там просто нельзя быть несчастным. Ингрет не была несчастной. Скорее она была как все: ела, гуляла в поле, давала молоко, даже у местного быка ходила в любимицах, но чего-то ей не доставало. И ей частенько говорили, что в ее глазах грусть. Теперь Ингрет на вопрос подружек :"О чем грустишь?" ,- всегда отвечала: " Грущу о море" , вызывая таким ответом улыбки. Она и сама улыбалась своей грусти. "Корова мечтающая о море-это так романтично, что обхохочешься",- говорила она о себе, но продолжала мечтать.

 

Продолжение под кнопкой "Подробнее"

+ -
+5

Может  ли  под  маской  соблазна  оказаться  истина?

Может  ли  за  истиной  скрываться  другая?

Может  ли  под  маской  Москвы  таиться  иная  Москва – ветхозаветная, первоосновная?

Трамвай  уже  проехал, уже  отрезана  голова, и  уж  тем  более  Аннушка  уже…

Аннушка – скверная  карга, чёрная  функция, вспыхивающая  светом  действа, без  которого  невозможно  очищенье. Именно  А  начинает  алфавит…

Именно  в  астрологии  заложено  много  соблазнов…

Космос  разрывается  щелями – но  что  выпадает  из  оных  щелей?

Фейерверки  сатанинского  веселья  или  сгустки  мудрости, призывающие  насельников  земли  жить  по-другому?

Голова  отсеченная, голова, варившая  ложь, голова, мешавшая  малым  сим  двигаться  к  свету…

Опрощённая  история  Спасителя…Опрощённая  ли? Или  воистину – Сын  Человеческий, свершивший  труды  духовные  колоссального  объёма, показавший, как  изничтожив  в  себе  низовую  пустыню  праха  вырастить  цветок  своей  сокровенной  души, цветок, перерастающий  смерть, звучащий  красками  подлинного  бессмертья?

Но – чьими  глазами  увидено  поле  жизни  Иешуа?

Куда, в  какие  бездны  были  растворены  глаза  мастера?

Вавилонская  Москва  переливается  огнями, гудит  и  играет, стремится  куда-то  в  фейерверке  текучих, неуловимых  брызг?

Не  бойтесь  кота – он  не  страшнее  ваших  желаний.

Не  бойтесь  Азазелло – он  не больший  убийца, чем  ваши  вожделения  и  похоти.

Едет, едет  трамвай – увозя  от  мертвечины  любого  официоза, массивным  колесом  грозя  ложному – отсеку.

Космическая  арфа  романа  полнится  таинственной  звукописью, и…как  знать…не  наша  ли  будущее  дано  им  в  зашифрованном  виде?

 

  Александр Балтин

+ -
+1

Тинктура, гладко  и  лаково  бликовавшая  синим, в  сочетании  с  корнем  оникса  дала  неожиданный  желтоватый  отлив. Отмерив  на  тонких  и  изящных  весах  необходимую  порцию  белого  порошка, алхимик  взял  серебряную  лопаточку  и  всыпал  рассчитанную  дозу  в  толстопузую  колбу, куда добавил  раствор  купороса, блеснувшего  малахитовой  зеленью, после  чего  долил  изначальный  раствор. Смесь  тотчас  заиграла  золотисто, будто  любуясь  собой; а  тонкие  языки  пламени  ожидали  уже, танцуя, сладкой  и  славной  работы. Белый  дым  окутал  слоисто  лабораторию. Алхимик  чихнул, сняв  очки, протёр  глаза, и, уверенный  в  очередной  неудаче, стал  прибираться  не  спешно.

 С  толстым  томом  подмышкой, посверкивая  безоправными  очёчками, спускался  он  по  лестнице – знакомой  донельзя, шершавой  лестнице  из  грубого  камня – когда  вдруг  стал, оглушённый  тарахтеньем  неведомого  агрегата – тот, рыча, фырча, посверкивая  круглым  циклопьим  глазом  пронёсся  мимо, и  седок  на  нём  обернулся  на  миг  удивлённо. Железный  дракон? – подумал  алхимик, - Верно, переборщил  с  альфа-бетой  кранавиуса…Он  шёл  по  улице, погружённый  в  расчёты, и  цифры, мелькавшие  в  мозгу, не  давали  увидеть  изменившиеся  городские  пейзажи...

+ -
0

Вороны  роняют  круглые  шарики  грая, и  медленно  плывущий  белый  пух – тополиный  июньский  снег – контрастирует  с  ними, звонкими…

 Двор, образованный  суммой  домов, есть  часть  сложной, разветвлённой  лабиринтом  системы – и  несложно  заплутать  среди  бесчисленных  переходов, арок, тупичков, ежели  не  знаешь  чёткого  алгоритма  пути.

  Один  из  домов  жёлт, громоздок, напоминает  старинную  хребтообразную  крепость; голуби  на  карнизах  его – что  ноты, но  мелодия  не  звучит, не  звучит…

 Дом  наполнен  коммуналками, и  жизнь  в  нём  густа, быт – что  крепкозаваренный, настоянный  чай, не  то  борщ, сваренный  столь  круто, что  ложка  стоит  в  нём, не  падая.

+ -
+4

От  Евангелического  храма – возвышенного-простого, парящего, от  Старосадского  переулка – в  каменный  мешок   переулка  Хохловского. Впрочем, почему же  мешок, если  ожидают  тебя  три  тихих, чудесно-спокойных  колена, три  пролёта  пространства, наполненного  домами, каждый  из  которых  индивидуален, и  к  тому  же  красив? Дом  слева  тяжеловат, именно  от  его  наличия  и  создаётся  ощущение  каменного  мешка – дом  с  невысокими  окнами, ассоциирующийся  со  стариною, дом, который  хочется  назвать  боярским, хотя  это, наверное, не  так. Школа  остаётся  позади, и  синие  и  жёлтые  особнячки-шкатулки  взирают  на  тебя  тусклыми  стёклами – равнодушно, пожалуй, едва  ли  осуждающе.

Никого...

 

Опрос

Считаете ли вы компоновку и тематику сайта оптимальными

Другие опросы...